kristina-flour-185592-unsplash

Мне кажется, учитывая новые стандарты хранения данных в Европе и GDPR можно ещё раз напомнить о принципах конфиденциальности в психотерапии в целом и конкретно в моей работе. Некоторые клиенты очень внимательно изучают этот пункт договора, а некоторые пропускают его (мысленно ставят галочку «я согласен»). Я понимаю, что это дело каждого, но также мне важно как можно более чётко и ясно объяснить свою позицию и дать возможность каждому клиенту вернуться к этому вопросу при необходимости. Итак начнём сначала.
Ещё перед началом работы с каждым клиентом или во время первой сессии я подписываю с ним договор и прошу заполнить форму первичной оценки. Я ни с кем не делюсь этой информацией. Можете быть спокойны, ваш адрес не узнает Хоум Офис, ваш номер телефона не узнают надоедливые друзья, а ваши родители не получат от меня письмо с уведомлением о том, что вы развелись с женой. В общем, эти документы нужны для меня и только для меня. Кроме того, я храню эту информацию в надёжном и защищенном месте, используя все возможные способы обезопасить вас.
Кроме того, есть та информация, которой вы делитесь во время нашей встречи. Обычно я веду аудио запись, записываю свои мысли и некоторые ваши фразы к себе в блокнот, а даты наших встреч к себе в календарь. Так же, как с остальными документами, я прикладываю все усилия чтобы защитить эту информацию и не дать ей попасть в чужие руки.
Иногда я могу давать прослушать некоторые аудиозаписи своим супервизорам. На супервизиях или интервизиях я обсуждаю клиентов. Я всегда стараюсь максимально анонимизировать каждого клиента. Ни один супервизор не знает вашего имени, даты рождения или места проживания. Связать истории с клиентами могу только я.
Есть несколько случаев, когда я должна нарушать правила конфиденциальности. Во-первых, это может случиться по решению суда или в некоторых случаях по запросу правоохранительных органов. Во вторых, я должна добровольно и по собственной инициативе сообщить о готовящихся террористических атак или об отмывании денег.
Кроме того, по этическим соображениям иногда я могу нарушить правила конфиденциальности и заявить в правоохранительные органы или социальные службы, если мне достоверно известны случаи насилия над детьми. Я также могу нарушить правила конфиденциальности если я вижу, что в данный момент вы находитесь в состоянии, в котором вы можете существенно повредить себя или окружающих. Хочу предупредить что это не общие требования к моей профессии, а следствие моих собственных моральных убеждений и этических рамок. Все эти пункты я готова обсуждать со своими настоящими или потенциальными клиентами. Мне важно понимать что мы оба видим рамки нашей работы и что эти правила прозрачны и понятны для нас обоих.
А теперь подробнее о том, какая именно информация попадает под правила конфиденциальности: все, что вы рассказали мне на сессии и все что вы рассказали мне после сессии, вся наша переписка, все звонки, информация которую вы предоставили в формах и опросниках и даже сам факт вашего присутствия на наших встречах и вашего желания проходить психотерапию. Это значит, что если я случайно увижу вас в кругу знакомых, я не сообщу всем «о да, это моя бывшая клиентка мы уже знакомы». Я не буду обсуждать вас и называть ваше имя в моих разговорах с другими клиентами, даже если это ваши друзья. Я надеюсь, что эти правила дадут вам ощущение безопасности и комфорта и будут способствовать эффективной плодотворной работе.